Войти  \/ 
Регистрация  \/ 

Лечение гипнозом в Санкт-Петербурге

Гипноз как один из первых видов психотерапии (часть первая)

Эриксоновский гипноз – размышление об истоках подхода (часть четвертая)

Гипноз: от Шарко до Халла (часть вторая)

Гипноз: современные дискуссии (часть третья)

Итак, в рамках двух предыдущих статей было рассмотрено, как развивались представления о гипнозе со второй половины XVIII и до первой половины XX века. Постепенно сомнительный феномен и терапевтическая практика превратилась в достаточно серьёзно обоснованный подход в психотерапии, завоевавший доверие в Старом и Новом свете. Вслед за рассветом в XIX веке пришла временная стагнация в изучении гипноза, которая продолжалась вплоть до конца 40-х годов. За последние 60 лет старые идеи получили новый этап развития благодаря не только усилиям энтузиастов-исследователей, но и скептиков.

Гипноз: современные дискуссии (часть третья)Одним из учеников Кларка Халла, упомянутого в прошлой статье, был Милтон Эриксон – основатель, так называемого, эриксоновского гипноза. Этот практический подход популярен и сейчас. Недирективное внушение – «визитная карточка» эриксоновского гипноза. Его результаты особенно не различаются с директирными влияниями. Но рассмотрим развитие фундаментальных и клинических исследований гипноза.

Теоретические воззрения Пьера Жане о диссоциации психических процессов от сознания переосмыслил Эрнст Хилгард. Он рассматривал гипноз как самостоятельное измененное состояние сознания и проводил интересные эксперименты. Например, человеку после внушения в гипнозе нечувствительности к боли предлагалось опустить руку в холодную воду. Сознательно человек не сообщал о болевых ощущениях, тогда как с помощью автоматического письма, предположительно, диссоциированная часть психики испытуемого сообщала о том, что рука, как и прежде, испытывает боль.

Однако у данной точки зрения, продолжающей разработки в области гипноза с конца XIX века нашлись оппоненты, для которых ближе оказалась идея о том, что гипноз как самостоятельное явление рассматривать не стоит. Эти идеи, если вспомнить упомянутую позицию Кларка Халла, вполне соответствуют постулатам бихевиоризма и необихевиоризма. В этом же ключе были теории Р. Вайта, рассматривающая мотивацию как основной фактор для погружения в гипноз, и Теодора Сабрина, предполагавшего, что состояние гипноза не более, чем исполняемая гипнотизируемым социальная роль. Мартин Орн известен своим экспериментом с влиянием предыдущих знаний на гипноз у студентов после лекции, в котором говорилось о левитацции ведущей руки. У них достоверно чаще поднималась ведущая рука, что показывает насколько сильно знания обусловливают феномены гипноза. Также огромное влияние на теории гипноза как «несостояния», оказали работы Теодора Барбера и Николаса Спаноса. Именно они, обобщая все известные данные, указали, что для понимания природы гипноза необходимо отдельно изучать каждый феномен, входящий в понятие гипноза.

Если рассматривать исследования и практику гипноза за пределами Нового Света, Леон Шерток во Франции стал одним из тех специалистов, которые решили разрушить границу между гипнозом и психоанализом. В данном случае гипноз, как и сто лет назад, стал служить своеобразным катализатором для выявления неосознанных переживаний для их последующего анализа. В это же время в Великобритании, в основном, придерживаются теоретических позиций, разрабатываемых в США.

Помимо теоретических и клинических исследований гипноза проводились также исследования, связанные с этикой использования гипноза. Андре Вайценхоффер в своем обзоре 1947 года указывает на то, что под гипнозом человек не способен совершить агрессивного поступка по отношению к другому человеку или изображающему его манекену. В целом, Стивен Гиллиген и Леон Шерток приводят данные о том, что в гипнозе человек не способен совершить действий, которые он не захотел бы совершить в нормальном состоянии сознания. Британские специалисты М. Хип и У. Драйден указывают на необходимость различения гипнотерапии, проводимой дипломированным специалистом, и различными формами гипноза, использующимися шарлатанами, а также на сцене.

Для оценки глубины гипноза, а точнее – способности человека испытывать феномены гипноза – разрабатывались различные шкалы, среди которых разработанная Хилгардом и Вайценхоффером Стэнфордская шкала гипнабельности, Гарвардская шкала групповой гипнабельности, а также шкала оценки творческого воображения Барбера.

Если мы вернемся из Нового Света сначала в Советский Союз, а потом в Россию, то мы сможем увидеть, как развивались представления о гипнозе там. Е.С. Катков предложил свою довольно подробную классификацию степеней глубины гипноза, которая используется до сих пор. П.И. Буль, К.И. Платонов и другие ученые проводили огромное количество исследований, изучавших влияние внушений в гипнозе на работу различных органов и систем организма. Л.П. Гримак моделировал с помощью гипноза различные состояния у людей, позволяя им заново переживать жизненный опыт. Эти исследования имели потенциальное значения для того, чтобы максимально точно обозначить границы применимости гипноза. Однако при этом важно отметить, что теоретическая основа этих работ не менялась со времен И.П. Павлова. Сейчас в России существуют отдельные исследовательские группы, занятые изучением гипноза, которые продолжают дело советских исследователей или активно перенимают опыт зарубежных коллег.

Таким образом, гипноз как феномен, изучаемый психологами, и как терапевтический метод, прошел долгую историю. Гипноз из сомнительной практики превратился в эффективный психотерапевтический метод. Вопрос о сущности гипноза – особого состояния сознания или суммы проявлений обще- и социально-психологических феноменов – остается открытым.

Литература:

  1. Буль П.И. Основы психотерапии. – Л.: Медицина. Ленинградское отделение, 1974.
  2. Беккио Ж., Жюслен Ш. Новый гипноз: Практическое руководство. – М.: Независимая фирма «Класс», 2005.
  3. Гиллиген С. Терапевтические трансы. – М.: Независимая фирма «Класс», 2005.
  4. Гипнотерапия / Под ред. М. Хипа, У. Драйдена. – СПб.: Питер, 2001.
  5. Гримак Л.П. Моделирование состояний человека в гипнозе. – М.: Наука, 1978.
  6. Карвасарский Б.Д. Психотерапевтическая энциклопедия. – СПб.: Питер ком, 2002.
  7. Шерток Л. Гипноз: Пер. с франц. – М.: Медицина, 1992.
  8. Hilgard E.R. A neodissociation interpretation of pain reduction in hypnosis // Psychological Review.1973, Vol.80, No. 5, pp. 396-411.
  9. Kirsch I., S.J. Lynn. Dissociation Theories of Hypnosis // Psychological Bulletin. 1998, Vol. 123, No. 1, pp. 100-115.
  10. Lynn S.J., Neufeld V., Matyi C.L. Inductions Versus Suggestions: Effects of Direct and Indirect Wording on Hypnotic Responding and Experience // Journal of Abnormal Psychology. 1987, Vol. 96, No. 1, pp. 76-79.
  11. Spanos N., Barber T.X. Toward a Convergence in Hypnosis Research // American Psychologist. 1974, Vol 29(7), pp. 500-511.
  12. Weitzenhoffer A.M. The production of antisocial acts under hypnosis // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1949, Vol 44(3), p. 420-422.
  13. Weitzenhoffer A. M. Higard E. R. Stanford Hypnotic Susceptibility Scale: Forms A and B. – Consulting Psychologists Press, Palo Alto, California, USA, 1959.

Мусс А.И. Статья написана для ИКЦ «Психомир»



ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК
  
* - Поля, обязательные для заполнения
×
Сообщить об ошибке
  
×